Джон Гонс Хаос путаницы - продолжение

Джон Гонс Хаос путаницы - продолжение перевода

ДДжон Гонс Хаос путаницы - продолжение

Вампирский клан: Белая Рвань и Черная Магия

«Это своеобразное племя напоминает тех опустившихся обитателей юга, которых презрительно именуют «белая рвань», им равно незнакомы законы и мораль»

Г.Ф. Лавкрафт «По ту сторону сна»

Несомненно, самым известным из всех пользователей «Некрономикона» является Родерик Феррелл, семнадцатилетний осужденный убийца и лидер подросткового культа вампиров. Известность Феррелла началась после того, как он до смерти избил ломом Ричарда и Наому Вендорф в доме в Юстисе, штат Флорида, 25 ноября 1996 года. Вендорфы были родителями шестнадцатилетней подруги Феррелла Хизер Вендорф. По словам следователей, Хизер Вендорф была «вовлечена» или инициирована в вампирский культ Феррела в тот же день во время ритуала, проведенного Феррелом на местном кладбище, в котором он и Хизер пили кровь друг друга. После убийства родителей Хизер, Феррелл украл машину Вендорфа, синий Форд Эксплорер 1993 года, и направился в Луизиану с Хезер Вендорф и тремя другими участниками культа: Говардом Скоттом Андерсоном шестнадцати лет из Мэйфилда, Кентукки, Сарой «Ши» Реммингтон, шестнадцати лет из Мюррея, Кентукки и Даны Л. Купер, девятнадцати лет, Мюррей, Кентукки. Все пять культистов были арестованы в Батон-Руж, когда они попытались зайти в мотель. Все были экстрадированы во Флориду, чтобы предстать перед судом за убийство.

В результате полицейского обыска украденного последователями Вендорфа были найдены сотни предметов, включая окровавленную простыню и окровавленные бумажные полотенца, охотничий нож с черной рукояткой, расчлененные куклы, два плюшевых медведя (на одном из которых было жемчужное ожерелье), роман «Королева проклятых» Анны Райс и «Некрономикон» Саймона. Следователи обнаружили, что в Мюррее, Кентукки, где Феррелл жил с матерью, он был одним из лидеров культа вампиров, насчитывающего тридцать членов. Культ был замечен в жестоких издевательствах и убийствах нескольких щенков в приюте для животных в Мюррее около середины октября. (По словам Стэна Скотта, шерифа округа Кэллоуэй, Кентукки, они оторвали ноги у одной собаки и испинали другую до смерти.) Члены культа регулярно встречались в скрытом в лесу, заброшенном, покрытом граффити здании, которое они назвали отелем «Вампир». По словам сержанта Майка Джампа из полиции Мюррея, члены культа регулярно проводили свои ритуалы в «отеле», где они приносили в жертву мелких животных и резали руки друг друга, чтобы пить кровь. Ритуальные действия группы вампиров также, как полагают, включали употребление наркотиков, групповой секс, сексуальные пытки и предполагаемую связь с духами. Хотя полиция относилась к культу подростков как к Вампирскому Клану, некоторые озорные репортеры окрестили их «гемогоблинами».

Расследование по делу Родерика Феррелла показало, что его интерес к Некрономикону был гораздо более чем случайным. Его хранение книги во время ареста не было совпадением. По словам семнадцатилетней Одри Прессон, подруги Феррелла в средней школе Юстиса, он часто обсуждал с ней «Некрономикон» по телефону. Прессон свидетельствовала под перекрестным допросом адвокату Кэндис Хоторн, что она и Феррелл разделяли интерес к книге, хотя он воспринимал ее более серьезно, чем она. Психолог Уэйд Майерс III засвидетельствовал, что Феррел «чувствовал, что он может получить силу из этой книги»[1].

Было бы трудно точно сказать, какой эффект, если таковой имеется, «Некрономикон» Саймона оказал на остальных членов клана вампиров Феррелла. Хизер Вендорф сообщала, что «разговаривала с духами» во время ритуала употребления крови, определенно указывая на какую-то магическую эвокацию (если речь не идет о галлюцинациях). По сообщениям, она также утверждала, что была демоном в предыдущем воплощении, что указывает на какой-то тип инвокации или одержимости, будь то реальный или воображаемый. Книга Саймона также могла повлиять на жертвоприношение животных в клане. «Заклинание Стража» определенно требует, чтобы Стражу регулярно приносился определенный вид жертвы[2].

На странице 207 «Безумный араб» советует своим читателям приносить свои жертвы бесам, ни слишком большие, но и не слишком маленькие исходя из соображений, что злые духи либо не будут отвечать, когда их вызовут, либо станут слишком сильными. Он приводит в пример священника из Иерусалима, который поклонялся «Древним» и жертвовал овец демонам. По-видимому, жертвоприношение человека поощряется «Некрономиконом», как видно на стр. 19: «Стремитесь вперед… даже если это означает вашу собственную смерть; ибо таковая смерть - это жертва Богам и приятна». Этот отрывок может также относиться и к самоубийству, которое безуспешно пытался сделать Феррелл, как потом он рассказал полиции. Страница 210 книги Саймона относится к «Культу Дракона», который «не соблюдает наши законы, а убивает быстро…, их кровь покроет его». Однако наиболее вампирская ссылка на человеческую жертву в Саймоновском «Некрономиконе» - это отрывок, найденный на страницах 160 и 161 «Текст МАГАН», который дает указание читателю создать магический меч для вызова Тиамат, Инструкции требуют всего навсего совершить одиннадцать убийств:

А кровь слабейшего там. Предназначена Тиамат,

Королеве Гулей,

Изливающей Боль.

И призывает Ее Вода Красная Жизни.

Следует лишь пролить сию на камень,

Мечом ударить оный,

Пронзившим одиннадцать человек,

Хубура жертв.

Так ударять, клинком звеня,

Зовя Тиамат из дремы,

Из сна Ее в Пещерах Земли.

Все это, возможно, повлияло на одержимость Феррелла человеческими жертвами. Бывшая подружка Феррелла, Эйприл Дойден, девятнадцати лет, рассказала репортеру Кейт Хафпенни, что он говорил о пожертвовании ее ребенка. «Он хотел принести отцу [сатане] завершающий дар»[3]. Джон Гудман, член клана вампиров, сказал, что Феррелл «овладел открытием «Врат в Ад», а это означало, что ему придется убить большое количество людей, чтобы ад забрал их души. Совершив это, Феррелл считал, что получит сверхмощные силы»[4]. Феррелл часто называл себя Вассаго, имя, которое он, должно быть, взял у убийцы дьяволопоклонника, открывающего «Врата ада» в фильме «Убежище» 1995 года[5]. Буква «V» в окружности, была выжжена на теле Ричарда Вендорфа - предположительно «V» обозначало либо «вампира», либо «Вассаго». Мы не знаем, считал ли Феррелл, что его убийство Вендорфа было «жертвоприношением» как таковым, но мы знаем, что во время его записанного на пленку признания, он заявил полиции, что их убийство заставило его почувствовать себя «богом». Как злодей Вассаго из фильма, Феррелл считал, что он может открыть Врата Ада, и что от убийства людей при этом он получил сверхъестественную силу. Мы не знаем наверняка, как Феррелл мог решить, что «Некрономикон» Саймона поможет в его стремлении открыть Врата Ада. Однако мы знаем о навязчивой идее Феррелла книгой. И мы знаем, что центральной темой книги Саймона является открытие врат. Как обсуждалось ранее, я считаю, что Врата, представленные в «Некрономиконе», могут открыватьтолько адские царства Клипот. Возможно, Родерик Феррелл был заинтересован только в том, чтобы открыть саймоновоскую версию «Врат Ганзир», место, которое соответствовало бы чьей-то идее Ада.

Что касается убийственного пассажа из «Текста Маган», приведенного выше, я еще не слышал, чтобы кто-то убил одиннадцать человек, чтобы сделать «Меч Хубур» для вызова Тиамат. И надеюсь, что никогда не услышу, но меня это бы уже не удивило. Возможно, лом, который Феррелл использовал для этих двух убийств, был заменой меча. Если это так, его вовремя остановили, прежде чем он смог убить еще девять жертв, чтобы «освятить» его, и ударить им по покрытому кровью камню, чтобы поднять Тиамат, «Королеву Гулей» и «Изливающую Боль».

Адвокаты защиты безуспешно пытались использовать увлечение Феррелла сатанинским оккультизмом и «Некрономиконом» в качестве стратегии защиты. В качестве смягчающих обстоятельств также упоминались история болезни Феррелла, его история как жертвы жестокого обращения с детьми и даже роман его матери с четырнадцатилетним подростком. На момент написания этой статьи Родерик Феррелл был приговорен к смертной казни за убийство первой степени. Хизер Вендорф была освобождена большим жюри. Другие члены культа рассматривались в качестве главных подозреваемых убийства.

Некрономиконовский «сквот»[6]: Ужас в Санта-Монике

«Встречавшиеся на каждом шагу магические круги и пентаграммы весьма недвусмысленно указывали на предмет религиозного поклонения обитателей этого… жилища…. в погребе была обнаружена совершенно невобразимая вещь…»

Говард Филипс Лавкрафт «Ужас в Ред Хуке»

Возможно, следующим самым известным культовым преступлением при участии «Некрономикона» Саймона является убийство Шеваун Геогеган. Шевон была яркой четырнадцатилетней девочкой, которая любила жить на улицах. Среди «обитателей» заброшенных зданий были временно захватившие их, или «сквоттеры» — в Санта-Монике, штат Калифорния. Один из репортеров описывал среду «сквотеров» как «убийственное сочетание тинеджейров, беглецов и криминальных бродяг»[7]. Шеваун много раз убегала из дома и помещалась в центр реабилитации. Однако к 1998 году она, похоже, была готова отказаться от этой мятежной, но опасной жизни.

В последний день родители Шеваун видели ее живой 24 февраля 1998 года. В тот день Шеваун отправилась на «сквот»» на 1525 Евклид-стрит, где она проводила большую часть своего времени. Евклидовский «сквот» (который, по иронии судьбы, являлся заброшенной психиатрической больницей) был темным зданием с запутанными коридорами в испанском архитектурном стиле и жуткой атмосферой, которая, сама по себе способствовала жутким действиям. «Сквот» на Евклид-стрит принадлежал Глену Мейсону, двадцатитрехлетнему бродяге, который сравнивал себя с Чарльзом Мэнсоном. У Шеваун были периодически повторяющиеся отношения с Мейсоном. Сначала они занимались сексом, а после какими-то жесткими забавами. При содействии Денниса Рональда Скотта и Элизабет Энн Мангхэм, Мейсон связал и заткнул рот Шеваун, после чего задушил ее и оставил тело в спальном мешке в подвале «сквота» в окружении сатанинских граффити, перевернутых пентаграмм, нарисованных кровью и трупов умерщвленных животных. Именно здесь полиция и нашла ее тело через два дня.

Какова была мотивация этого странного преступления? Похоже, на это повлиял целый ряд факторов: проблемное детство Мейсона, его желание контролировать несовершеннолетних девочек, которые жили на территории его «сквота», а также обвинения Шеваун в «стукачестве». Однако у Мейсона была еще одна причина для дикого убийства. Он считал себя священником Сатаны, мог общаться с ним через пентаграмму, нарисованную кровью. Один из его друзей, Джейсон «Чокнутый Пес» Йоаким, сказал, что «[Мейсон] пожелал душу. Если бы он смог заполучить душу, то его одобрил бы Сатана и сделал сильнее». В другое время Мейсон утверждал, что бессмертен и невосприимчив к пулям. Он интересовался литературой о черной магии, в том числе Сатанинской Библией и «Некрономиконом» Саймона.

Насколько сильно книга Саймона повлияла на странную систему убеждений Мейсона? Из информации, которая была предоставлена общественности, об этом судить сложно. Но он считал ее настолько серьезной, что давал экземпляр «Некрономикона» Шеваун и ее подруге Тане Зерков. Таня позже сказала про книгу: «Сначала мы испугались, но потом прочитали три страницы и начали смеяться». Однако для Мейсона книга, похоже, была намного большим, чем просто забава. По словам другой подруги Шеваун, Ким Колдер: «Он решил, что действительно существует эта раса древних духов, которых он собирался призвать. Он был сатанистом. Он реально верил в это». Адвокат Мейсона тщетно утверждал, что убийство Шеваун не носило характер жертвоприношения, так как не проливалась кровь. По-видимому, он никогда не слышал об индийском культе Туги, в котором жертвоприношение Кали осуществлялось при помощи удушения.

Пагубное участие «Некрономикона» Саймона в этих убийствах категорически опровергает заявление Питера Левенды: «Я не слышал ни о каких смертельных исходах в результате использования книги; никаких сумасшедших, никаких самосожжений»[8]. Трудно сказать, была книга Саймона причиной или следствием убийственного безумия Родерика Феррелла и Глена Мейсона. Возможно, и то и другое. Большая часть этого, по видимиому, является моей спекуляцией, но это, по крайней мере, обоснованная спекуляция, основанная: на информации из надежных новостных служб, на моем опыте в качестве мага и религиозного советника, а также на годах изучения магических текстов, включая, конечно, «Некрономикон». На мой взгляд, книга Саймона способствует этой уникальной форме злоупотреблений, потому что является единственной крупной оккультной работой конца 20-го века, которая одобряет жертвоприношение - возможно, даже человеческое и/или самоубийство. Хотя я понимаю, что мы живем в эпоху «перекладывания вины», в которой никто не хочет брать на себя ответственность за что-либо, я не могу думать о ни о каком другом виновнике, кроме авторов книги.

Как я упоминал ранее, гримуары Шестая и Седьмая Книги Моисея были замешаны в пятидесяти шести судебных процессах в Германии с 1945 по 1950-е годы. Имейте в виду, что это было в послевоенной Европе, а не в сегодняшней Америке, где этот вид судебных разбирательств является обычным явлением. Насколько я знаю, ни одна из семей жертв преступлений, связанных с книгой Саймона, не подавала в суд на писателей или издателей за ущерб. Честно говоря, это меня удивляет. Меня не удивляет преднамеренная анонимность тех, кто написал и опубликовал книгу. Неудивительно, что они скрывались за псевдонимами и фиктивными фирмами, такими как «Саймон» и «Schlangekraft Inc.»!

[1] Фрэнк Стэнфилд, «Оккультные скрытые тени: адвокаты Феррелла хотят скрыть видео», в The Orlando Sentinel, 15 февраля 1998 года.

[2] Саймон, «Некрономикон», с.70

[3] Роберт Рикард, «Прихожане дьявола», в «Fortean Times», «Журнал странных явлений», №. 98, июнь 1997 года, с. 26

[4] Майкл Шнайдер, «Суд над культом вампиров начнется в понедельник», Associated Press, 02-01-98 1646 EST1997

[5] Рикард. Fortean Times, June 1997, с. 25. В то время как «Вассаго» - это имя демона Гоэтии: «Малый ключ царя Соломона» (Clavicula Salomonis Regis), я сомневаюсь, что Родерик Феррелл был достаточно образованным, чтобы быть знакомым с ним. Он, несомненно, взял имя из фильма «Убежище»

[6] «To squаt» здесь – занимать пустующее здание, помещение с целью проживания или праздного проведения времени, распространенное среди деклассированных слоев Америки, а также неблагополучных подростков. Отсюда название «сквоттер» - не просто бродяга, бомж, а человек, занимающий пустующее здание (прим. перев.). Также «сквот» – пустуюшее помещение

[7] Джордж Касусо «Убийство среди бродяг Санта-Моники», найдено в www.laweekly.com/ink/99/36/newscasuso. shtml.

[8] Пиер Левенда автору, личная е-мейл переписка, 22 апреля 1997